Театр Buffon

  2rgbxa036Lg …Я глуп, и потому по лужам допоздна я брожу, не замечая улиц и дворов. Что вижу я во сне, как объяснить, не знаю, Не видят умники таких прекрасных снов…» Александр Дольский, «Я глуп…» Придурки – состояние не только ума и души, это, оказывается, возрастное. Придурки потихоньку вырастают в настоящих дураков. Дураки на самом деле – не оскорбительное определение, это принадлежность к той группе людей, которые не стесняются быть самими собой, которые видят поэзию даже в том, как рулон туалетной бумаги летит из рук клоуна над рядами партера… Помните, у Александра Дольского: «Я глуп, и потому…» У меня есть ненаглядные придурки. Это театр клоунады «Кабаре Буффон». Вообще я слово «придурки» обычно не употребляю, в детстве ответить на что-то обидное словами «ты – дурочка!» было мучительно неудобно, вот и сейчас не умею, хотя иногда надо. Но табу на неудобные слова живет своей жизнью и не всегда меня слушается. И если уж моим любимым клоунам так нравится себя называть придурками, я вздохну, махну рукой и прощу. Тем более что у них это как-то необидно получается. «4D Придурки» – так провокационно назвали свой спектакль клоуны, премьера которого прошла в «Масках» 20 ноября. У «Кабаре Буффон», кстати, названия спектаклей всегда провокационны, зрителя вовлекают в игру, в ситуацию, в «систему». И если зритель вовлекается, то он уже становится своим. Навсегда. Такой зритель ходит на каждый или почти на каждый спектакль. Вот у меня, например, очень плохо с чувством юмора, я часто «медленно понимаю» смысл шутки, и, придя в маленький и теперь уже уютный подвальчик на Екатерининской площади в первый раз, я очень стеснялась, что мне будет не смешно, и я испорчу всем обедню. Но оказывается, здесь можно чувствовать себя в своей компании и забыть, что плохо понимаешь шутки. Теперь я думаю, что это просто шутки были не те. Олег Савченко, режиссер и руководитель Кабаре, ищет свой путь в жанре буффонады. Его клоуны поэтичны и одухотворенны. Ну, почти всегда. Иногда их «переклинивает» на ироничную эротику (не знаю, какое подобрать определение к некоторым репризам). Но если вспомнить скоморохов (ну тех, из древней истории), то их тоже всегда «переклинивало», и не только на эту тему, но и на другие «запретные», неприличные темы. Люди стесняются говорить о некоторых вещах в большой компании, и это нормально. Но со сцены, оказывается, можно говорить о таких вещах, хотя иногда «правда жизни» выглядит шокирующе. Но потом вдруг опять смена декораций, выпорхнула вся такая романтическая особа, процокала каблучками, вспорхнула юбками, взглянула на зал – и опять этот зал «улетает» на волне эмоций. И тогда вдруг оказывается, что языком клоунады можно говорить о любви, об одиночестве, о вечном стремлении к счастью. А Олег Савченко и его клоуны – последние романтики. Впрочем, хочется думать, что не последние… Жанр клоунады не ограничивает режиссера, можно сделать единый спектакль, не выглядящий, как набор вставных номеров. Как это сделал Вячеслав Полунин в своих постановках, которые одесситам посчастливилось в свое время увидеть. Наши «буффоновцы» этим летом, кстати, участвовали с полунинскими «Лицедеями» в Караване Мира. И вот 20 ноября все пришедшие в «Маски» зрители увидели совершенно новое зрелище от театра «Кабаре Буффон». Спектакль стал для пришедших «посмотреть на клоунов» откровением. Мы, смотревшие многие репризы в подвальчике на Екатерининской площади, увидели их, но уже в новом свете, в новом звучании. А еще по сцене постоянно ходили «дядьки в белых плащах, черных шляпах и красных носах»*, обрамляя каждую миниатюру, одновременно передвигая декорации (четыре двери в другую жизнь). Благодаря этим «дядькам» действие стало цельным. Причем местами оно приобретало совершенно фантасмогорический характер, и тогда явно читались цитаты из Кафки, Довлатова, Чапека… И если вы придете на спектакль 18 декабря, когда он будет показан еще раз, вы увидите что-то свое, вами лично прочувствованное. И поэтому я вам заранее завидую: вы же все увидите в первый раз! Впрочем, во второй – тоже неплохо! И вы будете смеяться до слез. А мои ненаглядные «придурки» опять меня удивят. Может быть, тогда у меня появится чувство юмора, а?.. * «Из уст младенца», услышанное в фойе театра.